РУССКАЯ ПЕГАЯ ГОНЧАЯ

«Охота и охотничье хозяйство» № 9 1959 год

РУССКАЯ ПЕГАЯ ГОНЧАЯ

В. КАЗАНСКИЙ

Эксперт и судья всероссийской категории

В РОССИИ в XIX и первой половине XX века одно из виднейших мест среди гончих пород принадлежало англо-русской, которая в настоящее время называется русской пегой гончей.

Одной из причин, послуживших к ее образованию, явилось то обстоятельство, что под влиянием бессистемного ведения породы в середине прошлого века русские гончие перестали представлять собой единый тип, единую породу, а скорее превратились в множество самостоятельных подтипов и семей, зачастую имевших кровь польских гончих, арлекина и брудастой.

Поэтому некоторые русские любители псовых охот невольно соблазнились фоксгаундом, собакой в то время высокопородной, отлично сложенной, красивой и нарядно окрашенной. Кроме того, порода фоксгаунд была весьма однотипной и стандартной, обладала паратостью и злобой к зверю. Особенно последней не хватало русским гончим некоторых охот, где собаки стали даже негодны для охоты по волку.

Наиболее известны были англо-русские стаи Березникова, гатчинская, першинская (имевшая значительную примесь французской гончей и отличавшаяся своеобразным солово-пегим окрасом) и, наконец, самая знаменитая Глебовская стая, которая была оформлена как англо-русская примерно в 1830 году после того, как Глебовым были широко использованы в вязках фоксгаунды «Бургам» и «Кромвел». Кроме этих стай, надо назвать еще небольшую, но быстро выдвинувшуюся группу собак Крамаренко.

Глебовские гончие особенно славились, так как отличались выдающимися полевыми достоинствами, особенно чутьем, паратостью и злобой к волку. Эти собаки сыграли главную роль в образовании совре­менной русской пегой гончей.

В период гражданской войны основная часть англо-русских гончих погибла, и на первой, в советское время, Московской выставке собак 1923 года их было всего восемь штук и притом крайне разнотипных.

Так как еще не существовало стандарта породы, то на одной выставке выступали на общем ринге черно-пегие англо-русские собаки и солово-пегие англо-франко-русские, а на другой они разделялись на две породы. В дальнейшем стали появляться ценные, высокопородные и типичные для породы производители, и начавшееся первичное формирование ее по экстерьеру получило значительное движение.

В декабрьском номере журнала Всекохотсоюза «Охотник» за 1924 год появилось обращение доктора Корниловича из г. Ново-Хоперска, предлагавшего использовать в породе принадлежащих ему Вопилу, Плакуна, Сорочая и Сороку. Эти собаки являлись близкими потомками собак Глебова, были очень породны, но несколько мелковаты и беднокостны. Гончие Корниловича сыграли большую роль в деле создания современней русской пегой гончей. Они вошли в родословные собак ЦС ВВОО (например, линия Сорочая), от них также произошла стая Тихомирова и Листака из г. Острова, Псковской области. Потомки этой стаи Сорочай и Сорока москвича Якунина дали в свою очередь группу собак ДСО Динамо, послужившую образцом для описания породных признаков современного типа русской пегой гончей.

В 1925 году Первый всесоюзный кинологический съезд признал англо-русских гончих полноценной породой и выработал первый стандарт — описание породных признаков.

На Московской выставке собак 1927 года был показан Заливай Чукаева из г. Зарайска,   Рязанской

области. Этот выжлец обладал редкой породностью и имел отличное сложение. От него было получено многочисленное потомство, которое вошло во многие лучшие современные линии породы. Заливай Чукаева получил полевой диплом и стал первым чемпионом в породе. Он так же, как и собаки Корниловича, происходил от собак глебовской стаи.

Кроме него, оказал значительное влияние на породу Гром Главатчука (г. Тула), также происходивший от глебовских гончих.

Немаловажную роль сыграли в образовании породы также чемпион Помчило Бочарова, фоксгаунд Чешайр-Стелла Зубаровского, вывезенная из Англии, Бандит Масловского (от вязки Бандита с Чешайр-Стеллой были получены Сват и Выплач, послужившие созданию некоторых линий англо-русских гончих). Нельзя не назвать и Душилу Купцова, лучшего представителя англо-франко-русских гончих. Этот выжлец также встречается во многих родословных нынешних русских пегих гончих. К концу тридцатых — началу сороковых годов получили известность несколько наиболее интересных групп — заводских линий.

1)                    Островская — Тихомирова — Листака, созданная путем тесного инбридинга на основе собак Корниловича. Среди этих гончих многие имели хороший экстерьер, некоторые были крупного роста, напри­ер, Скворец — Тихомирова, другие мелковаты, например. Звонок — Лосева. Ведущих окрасов было два — черно-пегий в румянах и багряно-пегий. Стая хорошо оценивалась на испытаниях, однако имела короткий полаз и посредственные голоса.

2)                    Тульская стая общества охотников, образовавшаяся в двадцатых годах текущего столетия и использовавшаяся в основном для коллективных охот на волков. Вначале, стая была разношерстной и разнотипной, и в ней было много мелких собак. В корнях происхождения этих гончих были собаки глебовской и першинской солово-пегой стаи; были тут и собаки неизвестного происхождения. Тульская стая в последние годы получила кровь лучших производителей питомника ДСО Динамо, стала более однородной и достигает высокого экстерьерного уровня.

3)                    Подпись:   Русская пегая гончая Заливай - Н. Чукаева, первый чемпион породы. Фото А. МАРИНАКиевская заводская линия гончих питомника ЦС ВВОО образовалась на основе межлинейного скрещивания линии чемпиона Заливая ВРКС 8040 питомника Укрзаготпушнины (б. Чукаева) и линии собак Корниловича и Плакуна первого — Зяневича. В родословной линии, созданной этим путем, преобладали производители глебовского происхождения, а также через Душилу — Купцова попала кровь першинской англо-франко-русской стаи. Собаки киевской линии имели окрас черно-пегий в румянах и изредка серо-пегий в румянах.

4)                    Московская группа с большим числом потомков чемпиона Помчилы — Бочарова, чемпиона Заливая 8040 и зачатками будущей динамовской линии. Оба названных выжлеца были незаурядными полевыми работниками, вязками и мастероватыми.

5)                    Маринская заводская группа — в г. Сухиничах, Калужской области. Основателями ее были Флейта — Марина (внучка фоксгаунда Чешайр-Стеллы) и Ураган Смирнова — Грязнова из г. Рузы. Собаки этой группы были очень крупные и костистые, но сырые и вялые, имели окрас серо-пегий в румянах.

В период 20-х — 30-х годов существовала яркая линия англо-русских гончих Людскова — Казанского, происходившая от першинских и глебовских собак и отличавшаяся исключительными рабочими качествами (особенно вязкостью и мастерством). Через Кларнета 2/Г она участвовала в окончательном формировании нынешнего динамовского типа, ставшего впоследствии образцом породы.

Тяжелые условия 1941 — 1945 годов, конечно, оказали отрицательное влияние на количественный рост породы, но качественное состояние ее, наоборот, совершенствовалось. В 1943 году на Московской выставке было показано три стаи англо-русской породы: 1) Московского Городского Совета ДСО Динамо, 2) ЦС ВВОО, в основном киевского происхождения, и 3) Тульская,

Исключительная породность, однотипность и прекрасная сложка поставили динамовскую стаю на первое место.

Стандарт 1950 — 1954 годов был списан с экстерьера этой динамовской пегой гончей. Несмотря на то, что гончие Динамо в это время работали в поле плохо, производители этой линии сразу заняли в породе ведущее место, чем обеспечили общий подъем ее экстерьера.

В дальнейшем, после прилития крови Кларнета ВРКОС 2/Г, через его сына Рыдая в питомнике Динамо появился целый ряд полевых победителей: Дунай II, Дунай III, Заноза, Минорка, Плакун, Сорочай, Сорока и другие. Это окончательно утвердило данную заводскую линию русских пегих гончих.

Таким образом, англо-русская гончая, существовавшая в старой России около 130 лет и все же не вылившаяся за этот срок в настоящую русскую породу, в новых условиях, лишь за 25 лет, из помеси стала ярко выраженной прекрасной породой, которая с полным правом названа русской пегой гончей.

Ныне по качеству экстерьера и однотипности порода достигла высокого уровня. Вариации экстерьера достаточно четко укладываются в понятие одной породы и имеющиеся лишь нерезкие уклонения в сущности обязательны для каждой заводской породы. Единство внешнего вида подчеркивается тем, что окрас черно-пегий в румянах стал почти единственным. Иные окрасы встречаются как исключение. Например, из 91 русской пегой гончей, бывшей на XXV Московской юбилейной выставке в 1957 году, не было ни одной багряно-пегой или собаки резко выраженного серо-пегого окраса.

Наряду с успехами в формировании породы возникали и некоторые затруднения в дальнейшем ее развитии и совершенствовании. Чрезмерное увлечение экстерьером основной динамовской заводской линии, лидеры которой Баламут II, Догоняй, Дунай I; Скрипка были нерабочими, вело к ослаблению в породе полевых качеств, но эту опасность удалось ликвидировать созданием новой линии Кларнета — Рыдая. Лидер этой новой, рабочей линии Рыдай сыграл решающую положительную роль, но по линии матери он шел от собак так называемой «параллельной» стаи ВВОО Киевского военного округа, среди недальних предков которой были собаки сомнительного качества и происхождения (Мухтарка, Плакун II — Зиневича). В этой стае преобладали сырые собаки, имеющие удлиненные и малотипичные головы. Неосторожное использование Рыдая в Украинской ССР, куда он попал, многочисленные вязки его с потомками «параллельной» стаи, являвшиеся инбридингом на указанных нежелательных предков, привели к закреплению экстерьерных недостатков и снижению полевых качеств некоторых групп русских пегих гончих на Украине. Однако и там есть очень ценные линии, что говорит и о перспективах общего улучшения породы.

В настоящее время русские пегие гончие широко распространены в Украинской ССР и в ряде областей РСФСР: в Туле, Калуге, Брянске, Ленинграде; Воронеже, Калинине и, особенно, в Москве.

Среди пегих русских гончих в Москве основными являются следующие линии и группы:

Заводская линия ДСО Динамо. Бывшие две линии Баламута II и Рыдая ныне слились в одну освеженную путем вязок динамовских выжловок с сыном, вывезенного из Германии Барона — Охом Гугеля. Современные гончие Динамо не сохранили того блестящего экстерьера и однотипности, которыми отличались они в начале 40-х годов. Вместе с тем и рабочие качества регрессировали.

Группы пегих гончих военных коллективов филиалов Всеармейского военно-охотничьего общества. Главным племенным ядром этих групп послужила бывшая стая военного охотничьего общества Киевского военного округа. Здесь, также введен фоксгаунд Барон.

Пегие гончие Московского общества охотников. Эта группа по внешнему виду весьма разнотипна, но среди нее есть немало хороших полевых работников. Это явилось результатом ведения породы, построенного на использовании в вязках лучших рабочих производителей и на закреплении их качеств путем довольно осторожного инбридинга.

Подпись:   Русская пегая гончая Чайка I - И. Зарецкова, оценка экстерьера „отлично", Малая  золотая медаль, дипломы II и III степени.            Фото П. ЯРОВИЦКОГОВ конце сороковых и особенно, в пятидесятых го­дах стало почти невозможным найти хорошую русскую пегую гончую, в родословной которой не было бы собак динамовского питомника Баламута II, Догоняя I, Дуная I, Дуная II, Скрипки и прочих. Это привело к усиленным поискам производителей иных кровей и к использованию вывезенного из Германии выжлеца в типе фоксгаунда Барона, который не был рабочей собакой и поэтому не был желательным для породы. В первых поколениях от Барона ничего выдающегося получено не было, при том в ряде случаев был резко нарушен установившийся тип породы.

Направление в племенной работе с русской пегой гончей должно быть иное. Биологической наукой доказано, что достаточно брать производителей из разных географических областей, чтобы парализовать вредные влияния родственного спаривания в породе.

Для Московской и других областей РСФСР необходимо будет ввезти сохранившихся на Украине (Полтава и Сумы) прямых потомков гончих Корниловича и бывшего питомника Укрзаготпушнины.

Среди Полтавской и Сумской семей русских пегих гончих есть очень породные собаки, интересные по экстерьеру и ценные по рабочим качествам. Надо повязать лучших наших производительниц с сумскими производителями, например, с Корнетом Лантуха и Караем Бороноса из Тростянецкого района. Следует также завезти из Сумской области щенков от выдающихся производительниц, например, Флейты — Карачинцева, Кары — Буцыка, Гайды — Панкова из Краснопольского района.

Подпись:   Русская пегая гончая Догоняй (Тульское общест¬во охотников),  оценка экстерьера «отлично», дип¬лом III степени.                  Фото Н. ВОЛКОВАПараллельно с этим и для создания в областях Украинской ССР новых линий породы следует устроить вязки наиболее ценных местных производи­тельниц с лучшими московскими, ленинградскими, тульскими выжлецами и вместе с тем приобрести для Украины щенков от первоклассных выжловок РСФСР, например, Чайки I — Зарецкова (Москва), Фимки — П. Чекулаева (Ленинград) и других.

Действующее в настоящее время описание при­знаков породы русской пегой гончей определяет ее экстерьер так. Собака должна иметь высоту в холке для выжлецов 57 — 65 см, для выжловок на 3 см ниже. Высота собаки в крестце на 1-2 см ниже, чем в холке, либо равна ей.

Отношение длины к высоте близко к квадрату (102-105). Вес выжлецов 27-33 кг, выжловок — 25-29 кг.

Основным окрасом является черно-пегий в румянах, допустимы также багряно-пегий и серо-пегий в румянах. Волос на голове, ушах и ногах короткий, а на остальных частях тела длиннее — до 4-5 см. Подшерсток должен быть достаточно развит. Голова должна быть сухой с продолговатой, довольно объемистой черепной коробкой. Надбровные дуги и переход от черепа к морде не должен быть резким. Затылочный бугор развит слабо. Профиль морды близок к прямоугольнику. Губы сухие. Мочка носа черная. Уши висячие, тонкие, недлинные, треугольные, слегка закругленные; плотно прилегают к голове и посажены высоко. Глаза темно-карие с косым разрезом. Шея округлая, сухая, по длине примерно равна голове. Туловище несколько бочковатое. Спина с едва заметным выгибом вверх. Живот — подобран. Передние конечности сухие, костистые. Угол плечелопаточного сочленения близок к 100°. Задние конечности сухие, костистые с хорошо выраженными суставами, угол которых равен 135°-140°. Лапы большие, в комке, овальные. Гон (хвост) — саблевидный, у основания толстый, утончающийся к концу, не длиннее, чем до скакательного сустава. Носится собакой круто поднятым.

В настоящее время можно говорить о трех основных типах в породе. К первому из них принадлежат гончие особенно сухого сложения, сравнительно высокие на ногах. Этот тип можно назвать несколько облегченным. Характерными представителями его надо считать таких собак, как Чайка I и Чайка II — Зарецкова (Москва), Фишка II — Чекулаева (Ленинград). Многие из этих собак по своему происхожде­нию связаны с рыдаевской линией динамовских гончих.

Другой, наиболее своеобразный тип получился в результате ввода в породу фоксгаунда Барона. Наиболее заметными особенностями здесь являются удлиненность шеи и туловища, сыроватость головы и очень прямые прочные передние ноги с короткопалыми собранными лапами.

Третий тип — близок к основному динамовскому, с некоторым улучшением его. При той же мощно­сти и не слишком легких головах этот тип современной русской пегой гончей выглядит суше и собраннее. Хорошим примером русских пегих гончих этого рода могут быть собаки нынешней тульской общественной стаи, как, например, Догоняй, Плакун, Дунай, Добычка.

По своей собранности, пропорциональности сложения, сухости и крепкой конституции, а также по доказанным полевыми испытаниями рабочим качествам третий тип надо признать наиболее желательным.

Новейшие данные говорят об идущем повышении рабочих качеств русской пегой гончей. На XXV юбилейной Московской выставке в составе старшей возрастной группы было 69 процентов собак, дипломированных на полевых испытаниях, чего никогда прежде не бывало. Убедительно говорят в защиту русской пегой породы, например, и результаты работы Московской испытательной станции гончих весной 1958 года, где процент дипломированных русских пегих гончих оказался в полтора раза выше, чем русских. Нельзя не отметить, что голос у русской пегой породы в настоящее время, несомненно, лучше, чем у русской. В качестве примера можно привести хотя бы средние баллы, полученные за голос гончими, выступавшими в 1957 году на состязаниях двух городов — Москвы и Ленинграда. Средний балл за силу голосов у русских гончих был 6, а у пегих — 8. Средний балл за музыкальность и фигурность у русских гончих — 1,4, а у русских пегих — 2,5.

Между тем, среди охотников часто возникают споры. Одни утверждают, что порода русских гончих превосходит породу русских пегих гончих, а другие доказывают обратное.

Давно пора понять и признать, что обе наши породы гончих хороши и имеют одинаковое право на существование. Выбор охотниками той или другой породы зависит лишь от того, какой окрас у гончих предпочитает охотник- пегий или сплошной, а также какой экстерьер ему нравится.

This entry was posted in Новости. Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>