Внсенняя охота с подсадной

Раньше других уток — еще в середине февраля — трогаются со своих зимовок к местам гнездовий кряквы. К концу февраля они появляются в устьях Дона, Волги и в Крыму, в марте — под Киевом, в конце месяца — под Питером, в начале апреля — в Прибалтику Западной Сибири и под Иркутском. В Подмосковье кряквы прилетают в конце первой декады апреля. В середине месяца их видно уже в Вологодской области и на Печоре. С прилета они держатся стаями, но еще на зимовках соединились в пары.
Кряквы — самая желанная добыча начинающего охотника. Да и нам, искушенным, особенно дорог красавец-селезень в блестящем зимне-весеннем наряде.
Охота не селезней из шалаша с подсадной — одна из наиболее увлекательных, ярких, доступных. Шалаш ставят не берегу разлива или озера. Он должен быть настолько просторным, чтобы охотнику было в нем удобно сидеть, поворачиваться и стрелять. Строят его из ивняка, веток ольхи, маскируют камышом и другими подручными материалами. Прежде чем ставить шалаш, неплохо присмотреть для него место, где скапливаются утки.


Подсадную утку надо приобрести заранее, с осени. Если есть возможность, лучше держать пару уток и селезня. Утку приучают к себе, кормят с рук, добиваются, чтобы она шла на зов хозяина и легко давалась в руки. На озере Селигер подсадная Катька моего друга каждую весну уходит в камыши, но на зов хозяина летит домой. Где-то в кустах она тайно устроила гнездо, а потом привела к дому весь свой выводок.
Не менее важно приучать подсадную к выстрелу (чтобы она не пугалась и не рвалась на привязи) и к ногавке, т. е. к ремешку, надеваемому ей на ножку Только после того, как утка привыкнет к ногавке, к ней можно привязывать шнурок и спускать птицу на воду. Перед охотой проделывать это надо почаще, чтобы утка привыкла Сидеть привязанной на воде, хорошенько отмылась и накупалась. Когда она начнет кричать, можно подпустить к ней селезня. Зимой, конечно, подсадных надо хорошо кормить, содержать и в чистоте. Неправильное содержание ведет к большим неприятностям на охоте. Вспоминается такой случай. Приехал я к своему другу в Ярославль на охоту. Его утки все время находились у одного местного охотника. Мне вручили утку очень грязную и невероятно худую. Посаженная на воду, она все время купалась, отряхивалась, всю вечернюю зарю безнадежно молчала и рвалась, стараясь освободиться от ногавки. Уже в темноте я вышел из шалаша и потянул за шнурок: на нем висела мертвая утка; худая и грязная, она намокла, озябла и захлебнулась. С тех пор я внимательно слежу за состоянием утки и, если надо, вовремя снимаю ее с воды.
Подсадную утку привязывают шнуром к колышку, вбитому в дно водоема на чистом месте, в 10—15 метрах против шалаша. На колышек набивают дощечку — круг, на , котором утка может отдыхать. Поэтому подсадных называют также «круговыми». Чтобы предотвратить уход подсадной, многие охотники привязывают ее на шнурке не к колышку, а к достаточно тяжелому грузилу (половина кирпича, железная пластина и т. п.), от которого в свою очередь тянется бечевка на берег, к шалашу. Если есть две утки, то лучше посадить их порознь, с двух сторон шалаша, поставленного , на выдающемся в воду мысу. На воду уток спускают осторожно, не бросая. В первую зарю охоты подсадные обычно много купаются и почти не кричат, тем более, если до начала охоты на воду их не выпускали. Хорошая круговая не должна молчать, но плохо, если она кричит без умолку. Лучше всего, если она время от времени покрякивает и, заслышав или завидев селезня, начинает кричать азартно, осаживая его на воду.
В шалаш охотник забирается затемно: лет селезней начинается еще до зари. Иногда селезень, заслышав зов утки, сразу опускается к ней на воду; чаще же он сперва делает круг и лишь после этого садится вдалеке и, настороженно шваркая, подплывает к подсадной. В эти минуты охотник должен быть неподвижен, не высовывать ружье из шалаша. Стрелять надо наверняка, не дальше 25 метров. В темноте, в особенности если опустившаяся птица сидит молча и неподвижно, надо быть осмотрительным вдвойне: вместо селезня может подсесть дикая утка, да и в свою подсадную в потемках легко угодить. Не стреляйте слишком близко севших селезней или через голову подсадной, чтобы не задеть ее случайно дробиной. Подранков обязательно добивайте вторым выстрелом: они прекрасно ныряют и тогда пиши пропало.
Выбираться из шалаша и подбирать убитых не надо. Ни селезни, ни подсадная не обращают внимания на плавающие тушки. Зато если пришлось подстрелить тетеревятника, пытавшегося напасть на подсадную, то этого надо убрать сразу, иначе утка замолчит, а селезни, опасаясь даже мертвого хищника, не сядут на воду.
Когда подлёт селезней закончится, подсадную надо вынести на берег, покормить, дать ей обсохнуть. После этого можно отвязать шнур и посадить утку в корзину, а бечевку просушить.
На больших речных разливах очень удобно охотиться с лодки или челнока. По бортам укрепляют ветки березы, маскируют камышом: получается подвижной шалаш. Выбрав подходящее место, лодку подгоняют к кустам или кочкарнику и закрепляют шестом или кольями; прекрасно маскирует лодку и крона упавшей в воду ели. важно, чтобы охотник был замаскирован и сверху, так как иначе селезни заметят его, облетая круговую.
Весной разрешена стрельба только селезней, поэтому нельзя стрелять с подхода по сидящим на вода уткам, летящим стаям и т. д.; такая стрельба-браконьерство.
Как-то весной в Вологодской области на Кубанском озере был грандиозный разлив. Лес на многие километры затопило так, что невозможно было добраться до сухого берега. Я укрылся в лодке под густыми ветвями большой ели. Ночь была не особенно холодной. На рассвете над головой удивительно пел черный дрозд. Не хотелось вылезать из-под одеяла: без конца слушал бы, кажется, звонкую флейту замечательного певца. Деревянные чучела еще с вечера были брошены на воду и четко отражались в неподвижном зеркале. Подсадные сидели в корзине. Надо было надевать им ногавки и пускать на воду. Но я не двигался. Порой, бывает, находят какая-то слабость и лень, ничего не хочется делать. Лежал бы и смотрел сквозь затопленный лес, как медленно встает солнце, как розовеют в утреннем тумане белые стволы берез.
Лёта селезней не было. Утки в корзине стали покрякивать: вставай, дескать, ленивый охотник!
Издали донесся стук мотора. Он все ближе и ближе. Из тумана надвигается темный силуэт. Я сижу на дне лодки и, вероятно, поэтому моторка кажется мне в тумане огромной, как миноносец. На ее носу стоит человек. Он вскидывает ружье и дуплетом осыпает дробью деревянные чучела.
— Охотник, — кричу я, — смотреть лучше надо! — Стрелявший смеется, разворачивает лодку. Единственный раз жизни я поленился вовремя высадить подсадных и, оказалось, что кстати!
Этот эпизод я привел как пример того, насколько осторожным и внимательным надо быть на охоте с подсадными. Не подумал горе-охотник о том, что дикие утки не подпустили бы так близко его громыхающую моторку, забыл, что нельзя весной стрелять сидящих на воде или летящих уток. Да и я сам виноват: при появлении моторки должен был выйти из шалаша, помахать охотнику рукой.
С подсадной уткой можно охотиться и не из шалаша. Иногда удается вырваться из города всего на один-два дня. Какой уж тут шалаш? Утку тогда можно посадить где-либо на лесной речке, в самому спрятаться за дерево и замаскироваться ветками. Если нет селезней, не мешает переменить место — поискать их дальше по речке. Так можно удачно охотиться почти весь день.
Когда нет подсадной, можно воспользоваться деревянными или резиновыми чучелами. Привязав к ним бечевку с грузом, пускают на воду (лучше всего в тихую погоду) чучела кряковых, чирков, гоголей. Кто умеет — покрякивает в деревянный манок. Некоторые хорошо манят Чирковых селезней; они подражают голосу уточки, приложив губы к ямке у основания большого пальца руки. Но если охотник манить не умеет, то лучше молчать, чем фальшивить. Селезни подсаживаются и к беззвучным чучелам, в особенности в конце сезона весенней охоты.
Весной молодым охотникам не следует увлекаться количеством отстрелянных селезней, забывать нормы отстрела. Долго бытовавшее (даже среди серьезных охотников) мнение, будто селезни не паруются с утками, а, преследуя их, разоряют гнезда, неверно, наблюдения показывают, что кряковый селезень участвует в выборе места для гнезда, провожает свою подругу к гнезду, держится около и предупреждает ее об опасности; он поджидает. ее, вместе с ней летит на кормежку. В устройстве гнезда селезень участия не принимает, но утка по голосу узнает своего суженого и присоединяется к нему. Холостые самцы преследуют «чужих» самок; бывает, в особенности ранней весной, что и парные селезни гоняются за «чужими женами». Последние тогда прячутся и всеми силами стремятся избавиться от ухажеров.
Уткам свойственны весенние брачные игры. Наиболее разнообразны они у кряквы. Наблюдения за ними очень интересны, отчего охота из шалаша с фоторужьем и киноаппаратом нередко оказывается столь же удачной, что и охота ружейная.

С. ТУРОВ,
доктор биологических наук
Охота и охотничье хозяйство. №4. 1964г.